Атопический дерматит новые исследования

Атопический дерматит: в ожидании таргетной терапии

В последние годы во всем мире наблюдается рост заболеваемости атопическим дерматитом (АД). Также отмечается тенденция к увеличению частоты резистентных к лечению форм и снижение приверженности пациентов к терапии, в большинстве случаев у людей со среднетяжелым и тяжелым течением заболевания. Все это ставит АД в ряд наиболее актуальных проблем медицины и требует применения новых видов терапии.

В 2019 г. ожидается вывод на рынок России ряда таргетных биологических препаратов для контроля над заболеванием. О преимуществах новых видов терапии и проблематике атопического дерматита и других заболеваний, имеющих общий механизм развития, порталу Medvestnik.ru рассказала зав. отделением хронических дерматозов Уральского НИИ дерматовенерологии и иммунопатологии Юлия Кениксфест.

Недетская проблема

Юлия Владимировна, на международных конгрессах, симпозиумах сейчас уделяют все больше внимания совершенствованию подходов к лечению АД? Чем это вызвано?

– Во-первых, это связано с тем, что в ряде стран отмечается значительный рост заболеваемости атопическим дерматитом, например в Латинской Америке и ряде европейских государств. Регистрируется все больше случаев утяжеления течения заболевания. И к нам все чаще стали обращаться пациенты с очень тяжелыми формами, с более выраженными клиническими проявлениями.

С другой стороны, существует уже огромное количество вариантов топических кортикостероидов, и порой кажется, что это тупик – работа с этой группой лекарственных препаратов, по сути, ничего не меняет для практического здравоохранения. Да, при их приеме наблюдается снижение побочных эффектов, но тем не менее они все равно есть.

– С чем специалисты связывают рост заболеваемости и тяжести протекания АД?

– Это проблема урбанизированных стран, то есть экологический фактор очень важен. Второй момент, на мой взгляд, это психологические нагрузки, изменение образа жизни: когда у нас дети не гуляют, сидят в планшетах – это определенная нереализованность. Стрессовые факторы однозначно поддерживают, утяжеляют, а зачастую вызывают обострение АД.

– Какова ситуация в России?

– Атопическим дерматитом в нашей стране болеют порядка 230 человек на 100 тыс. населения. Но это средняя цифра. Если мы возьмем детское население – от 0 до 14 лет, в этой возрастной когорте заболеваемость существенно выше – 980 человек на 100 тыс.

Раньше вообще к проблеме АД подходили как к детской. Что, конечно, не очень правильно. Да, с возрастом от атопического дерматита можно избавиться, это не на 100% неизлечимое заболевание, как псориаз. Но есть группа больных, которых АД сопровождает всю жизнь, до пожилого возраста. И проявления у взрослых могут быть очень тяжелыми. Это может быть сложный АД с присоединением бронхиальной астмы, эритродермические состояния, угроза трансформации в лимфопролиферативные заболевания. Кроме того, есть пациенты, у которых обострения возникают периодически с классическими проявлениями либо формируется так называемая экзема кистей – процесс останавливается на конечностях.

Посоветуйтесь с дерматологом

– Каким образом диагностируется АД? Биомаркеров, указывающих на это заболевание, до сих пор нет?

– Нет. Поэтому без видимых проявлений – характерных высыпаний на коже – поставить диагноз врач не может. Но, например, если на прием приходит молодая семья с 3-4-месячным ребенком и у обоих родителей имеется АД, естественно, риск заболевания у такого ребенка высок: 80% – если болеют оба, 50% – если один из них. И в этом случае задача педиатра объяснить важность правильного кормления, питания кормящей мамы, определенные моменты ухода и т.д., то есть профилактическое направление обязательно должно присутствовать. Повторюсь, это не на 100% неизлечимое заболевание, и если учитываются определенные моменты, например коморбидная патология, если мы комплексно подходим к этому ребенку, то в подростковом возрасте заболевание в большинстве случаев удается минимизировать, либо вылечить.

Таким образом, диагноз устанавливается на основании данных анамнеза и клинической картины. Крайне редко, если, предположим, у нас появляется взрослый пациент, который категорически отрицает какие-то высыпания в детстве, не видел их у родителей, а кожный процесс тяжелый – необходимо гистологическое исследование. Но, опять же не столько для постановки диагноза АД, сколько для предотвращения, предупреждения, настороженности к формированию лимфопролиферативного заболевания, например лимфомы кожи.

– Когда к специалистам пришло понимание, что за АД ответственна иммунная система, что это не просто кожное заболевание?

– Еще лет 50 назад началось изучение кожи как органа иммунной системы. Это направление продолжило развиваться, когда появилась возможность проводить иммунофенотипирование тканей. То есть это не ноу-хау XXI века. И в Советском Союзе, а позже в России всегда лечили больного АД, а не атопическую кожу. По мере совершенствования лабораторной базы, диагностических процессов выясняются все более тонкие механизмы развития воспалительного процесса в коже. Уже ясно, что АД имеет в основе генетически обусловленные проблемы либо со стороны «большой» иммунной системы, либо со стороны иммунной системы кожи. Изучение цитокиновых механизмов остается популярным и интересным аспектом медицинской науки. Именно на основании этих теоретических изысканий появляются новые варианты терапии.

Аллергологами и дерматологами поддерживается теория так называемого атопического марша – последовательного расширения круга аллергических заболеваний у ребенка с возрастом. То есть атопический дерматит может служить начальной ступенью для развития системного аллергического заболевания: вначале верхних дыхательных путей (аллергический ринит), а затем и нижних дыхательных путей (бронхиальная астма).

­– Может ли АД запускать другие заболевания?

– Классика атопического дерматита – это сочетание с бронхиальной астмой, аллергическими ринитами и конъюнктивитами, эти заболевания имеют единую генетическую природу. Случаи трансформация АД в лимфомы кожи описаны, но они крайне редки. Первичных лимфом кожи намного больше. Но АД может сочетаться с витилиго (проблемы с пигментацией), с облысением, особенно это встречается у детей. У больных АД часто присоединение вторичных инфекций – грибковых, бактериальных, вирусных.

– Насколько, на ваш взгляд, компетентны врачи первичного звена в диагностике и терапии АД?

– Проблема в том, что многие педиатры уверены, что это несерьезное заболевание и его может лечить каждый. Но они, к сожалению, не знают всех тонкостей, в том числе иммунопатогенеза АД, отсюда частые ошибки в диагностике. Поэтому я всегда говорю, когда читаю лекции педиатрам: если сомневаетесь, если случай не укладывается в стандартные варианты АД ­– отправьте пациента к дерматологу, не пытайтесь лечить самостоятельно.

У педиатров также, как правило, отсутствует широкий подход к терапии кожного процесса. И именно дерматологи должны объяснять, что необходим грамотный уход, подбор разных средств на разные участки кожи, потому что мы говорим о группе топических глюкокортикостероидов. А если речь идет о биологической терапии, то я уверена, что ее должен назначать только дерматолог.

Ступенчатый подход

– Какая терапия применяется для контроля над АД?

– Согласно порядкам и стандартам оказания специализированной и первичной помощи по дерматовенерологии и в соответствии с клиническими рекомендациями, в терапии атопического дерматита принят ступенчатый подход. При легких формах назначается базовый уход, при незначительных обострениях – топические глюкокортикостероиды (ГКС) и топические ингибиторы кальциневрина, в случае ухудшения процесса на это наслаивается системная терапия – системные глюкокортикостероиды, цитостатики, фототерапия.

А в России, в отличие от многих других стран, кроме того активно используется фототерапия. Отечественные дерматовенерологи очень любят этот подход, он дает эффект при лечении АД, тем более в составе комплексной терапии.

Если говорить о перспективах – это, конечно, генно-инженерная биологическая терапия. Благодаря ей сегодня происходит серьезный прорыв в терапии псориаза. И мы надеемся на такой же результат в лечении АД после появления на рынке препаратов этой группы. Это большой прорыв в медицинской науке.

– В каких случаях возникает необходимость в биологической терапии?

– Если мы видим пациента, у которого с 3-месячного возраста до 14–15 лет бесконечные рецидивы, тяжелый диффузный процесс, ему уже пришлось пройти терапию системными глюкокортикостероидами и иммуносупрессорами, тут, конечно, должен рассматриваться вопрос о возможности назначения биологических препаратов. Во всем мире в странах, где эти препараты уже зарегистрированы, прямым показанием к их назначению является неэффективность других методов лечения. Либо если пациент настолько тяжелый, что экспериментировать с какими-то более ранними вариантами терапии нет смысла.

Что касается так называемого атопического марша, то есть нарастающего количества заболеваний, имеющих общий механизм развития, полагаю, у многих инновационных препаратов будет несколько показаний, потому что они действуют на иммунную систему особым образом, специфически. Уменьшают воспаление и соответственно могут уменьшать симптоматику не только АД, но и бронхиальной астмы и т.д.

– Когда следует ожидать появления этих препаратов в России?

– Насколько я знаю, ряд инновационных лекарственных средств с показаниями и по АД, и по астме находятся на завершающей, 3-й стадии клинических исследований, в том числе и в России. Надеюсь, в ближайшее время они появятся в арсенале дерматологов и тогда у врачей будет выбор разных возможностей лечения для разных пациентов и с тяжелыми, и среднетяжелыми формами течения АД.

Источник статьи: http://medvestnik.ru/content/interviews/Atopicheskii-dermatit-v-ojidanii-targetnoi-terapii.html

lechimkozhy.ru